Под солнцем радостным и ярким
Открылся взору край степей.
В него громадою своей
Вползла пустыня клином жарким.
И полог неба голубой
Вдали сошёлся с желтизной.
Песков текучих сила
Там степи покорила.
А на пригорке отдыхает,
Закончив свой ночной поход,
Бодрясь и снова засыпая,

Голодный Димка. Ритма ждёт.
Всё ярче день. Часы проходят.
Никто за Димкой не приходит.

Сомненье сердце парня гложет:
"Неужто перепутан час"?
Но, нет! Он выполнил наказ
И дольше ждать уже не может.
Решает: "Нужно мне идти,
Догонит друг меня в пути.

Иначе ослабею,
Подняться не сумею".
И Димка двинулся от леса.
И вот далёкий тёмный лес
Покрылся пыльною завесой,
И, вскоре, за холмом исчез.
Усталый взор лишь камни манят –
Буи в песчаном океане.

В зените солнце над пустыней
Нещадно светит и печёт.
Устало по пескам бредёт
С надеждой к дальней кромке синей
Мальчишка Димка – наш герой.
И страх мучительный порой
Его сжимает сердце,
Как этой ночью в СКЕРЦО.
Он Замка Музыки не знает.
Ему туда неведом путь.
И выйти хоть куда-нибудь
Он всей душой теперь желает.
Туда, где есть глоток водицы,
Где можно от жары укрыться.

И вот на плато, за барханом,
Открылся необычайный вид:
Дворец в руинах там стоит
Скелетом дивного органа.
Разбит фасад, лежат в тоске
Кариатиды 1на песке,
Но ввысь его колонны
Стремятся неуклонно

И там возможное спасенье.
Там тень и, может быть, вода.
Отбросив всякие сомненья,
Мальчишка двинулся туда.
И в это время в стороне
Беззвучно, как в кошмарном сне

Стал Чёрный Замок подниматься.
Сначала маревом дрожащим,
Потом громадой настоящей
Он начал мальчику казаться.
Затем пустыню низкий гул,
Как в одеяло завернул,

И в Замке для кого-то
Раздвинулись ворота.
И в этот зев открытый
Тянуло, как магнитом.
"У нас такого не бывает.
Опять волшебные дела! –
Подумал Димка, засыпая, –
Меня пустыня подвела".
И он не смог сопротивляться,
И начал к Замку продвигаться.

Но гул пустыни прорезает
Какой-то новый, чистый Звук.
Затем задорный перестук
Всё ближе к плато подступает.
И три чудесных силуэта
Спустились, вдруг, на плато это.
То Ритм и две сестрицы
Успели появиться!
Их злые Шумы задержали.
Они сразились с ними там,
На месте Димку не застали,
Пустились по его следам
И вот, до плато долетели.
И, к счастью, вовремя успели!

"Всё ясно! Парень наш в ловушке.
Её устроил Страшный Шум,
Так затуманив Димке ум,
Что не разбудишь даже пушкой"! –
Промолвил Ритм. "Что говорить,
Его и смысла нет будить, –
Гармония сказала,
И средство указала:

"Ведь Шум использует волшебный
Мираж в пустынной стороне.
Но Звуки Музыки целебной
Сильнее действуют вдвойне!
Лишь только злой Мираж прервётся,
Наш мальчик ото сна очнётся".

"Ты, как всегда, нашла решенье! –
Вторит Мелодия сестре, –
Давайте встанем на горе,
Затеем славное сраженье"!
И, взявшись за руки они
Запели, Звуком наводнив
Бесплодную пустыню,
Безмолвную доныне.
И в небе заиграли краски.
То Звуков радужный витраж
Накрыл своей чудесной сказкой
Трусливо дрогнувший Мираж,
Который снова возродился,
Потом мигнул, и испарился.

И долго в небе после боя
Сияли радуги цвета.
Не унималась красота,
Пустыню радуя собою.
А Димка под холмом стоит,
На небо дивное глядит,
Но что здесь происходит
До парня не доходит.
И Звуки Музыки он слышит,
И смех весёлый за спиной.
Ему в затылок кто-то дышит,
Его зовут: "Очнись, родной"!

Он пробуждаться начинает,
И братца Ритма обнимает.

И видит девушек прекрасных
В нарядах лёгких, дорогих
И диадемах золотых.
По виду родственных, но разных.
"Знакомься, Димка, вот моя
Почти что полная семья.
Лишь мамы не хватает.
Она без нас скучает".
И Ритм сестёр своих представил:
Мелодия была светла,
И, в нарушенье всяких правил,
Сама к мальчишке подошла
Принцессой из волшебной сказки.
Взгляд синих глаз исполнен ласки,

И локон нежный, как ковыль,
Скользит по кружеву хитона
Небесно-голубого тона.
Она не сказка. Это быль.

Гармония – её сестра
Строга, мечтательна, добра.
На ней хитон миньонный.
В нём красок миллионы!
Они текут сплошным потоком,
Всемерно отражая суть
Своей хозяйки черноокой –
И солнца свет, и бездны жуть.
И Ритм – стремительный и стройный,
Танцор фламенко, брат достойный!

Сейчас в тени поговорим,
Тебя, как сможем, угостим".
И снова к сёстрам повернулся:
"Пойдёмте ко двору Пиано.
Бывало Звуки фортепиано
Здесь украшали вечера.
Подчас играли до утра"!
Друзья к руинам обратились:
В тени не будет жарко.
И, вдруг, пески зашевелились,
Возникли буквы "ЛАРГО" 2.
Брат и сестрицы улыбнулись:
"Здесь силы Музыки проснулись"!

В руинах зала, у камина
Они нашли себе приют.
В пустыне тень – уже уют!
И братец Ритм с серьёзной миной

Достал и хлеб, и козий сыр:
"Отличный вкус и мало дыр"!
И главное – водицу,
Чтоб мальчику напиться.
"Другой мы пищи не достали.
Покуда этим подкрепись".
"Другая мне нужна едва ли…"
"Ну, вот и ешь, не торопись".
А Димка взял не хлеб, а воду,
И выпил четверть фляги сходу.

"Про СКЕРЦО мне теперь понятно, –
Промолвил Димка с полным ртом, –
В просторный Музыкальный дом
И ЛАРГО входит, вероятно"?

«Без ЛАРГО Музыке нельзя.
Ведь ЛАРГО и его друзья
АЛЛЕГРО, МОДЕРАТО,
АНДАНТЕ и РУБАТО
Живой ВИВАЧЕ, быстрый ПРЕСТО,
Ленивый ЛЕНТО - все родня,
Для всех есть в Замке нашем место,
Мы Музыкальная семья!
Мы любим всех и понимаем,
Одни, без них, мы не играем". 3

Вот так Гармония сказала, –
Пустыней край недавно пал.
Пиано он принадлежал
И Музыка здесь процветала,
Но Страшный Шум пришёл войной
В степную ширь страны родной,
И стало тяжко, жарко
В краю пустынном ЛАРГО.
А Пиано – мамина сестрица,
Когда здесь Шум устроил взрыв,
Должна была переселится
Под покровительство сестры.

И там они воюют сами
С двумя земными сорванцами".

Мелодия, обняв родную,
Сказала: "Мы сейчас должны
Парней оставить здесь одних.
Ведь мама так без нас тоскует.
А Димке нужно отдохнуть,
И лишь тогда пуститься в путь.
Он в Замок к нам на встречу
Пойдёт по-человечьи.

Их образ в небе растворился.
Вздохнувши, Ритм промолвил вслед:
"Мы завтра будем. Всем привет! –
А после к Димке обратился:
"Давай, дружок, ночлег искать.
Вдвоём мы будем ночевать

В развалке этой вместе.
Но есть ещё известье».
Приют нашли в руинах башни.
(Дворец Пиано очень стар).
Известье было очень важным:
Бежал от стражи паж Бекар!
И стража эта ищет ныне
Бекара где-то здесь в пустыне.

Об этом Страшный Шум не знает.
Шумы об этом не кричат –

Дрожат от страха и молчат,
Покуда шеф не вызывает.
И наш Бекар сейчас в пути.
До Замка должен он дойти,
Где фея и сестрицы,
К ним присоединиться…

Как только спутники устало
Определились на ночлег,
Как солнце за бархан упало,
Закончив свой дневной пробег.
В пустыне сразу ночь настала.
В песках заныло, зашуршало…

Любая нечисть почему-то
Не терпит яркий солнца свет.
И так ведётся с древних лет.

И вот настала та минута,
Когда беды не миновать –
Шумы тут стали шуровать!
Они в руинах рыщут,
Пажа Бекара ищут.

И как не тихо Ритм и Димка
За стенкой башенной сидят,
Увы, они не невидимки –
Шумы заметили ребят!
Шум так живое ненавидит,
Что в темноте живое видит!

"Бекар"! – раздался вопль кошмарный, –
И с ним ещё какой-то тип!
Попался! Ну, теперь ты влип"!
В проём, по лестнице пожарной,
Сквозь щели в стенах и в полу,
В окно, сквозь трещину в углу

Шумов набилась куча,
Один другого круче!

"Что смотришь, Димка, плохо дело!
Достань скорее камертон,
Стучи решительно и смело!
Отбиться нам поможет он"!
И Ритм до вражеской атаки,
С Шумами сам затеял драку.

А Димка вилочкой заветной
О твёрдый камень постучал
И камертончик ЗАЗВУЧАЛ!
И Звук, сначала неприметный,
Возник плечистый и большой,
И с кличем: "БОММ"! рванулся в бой!

И Димка стал ещё стучать –
Культурных Звуков вызывать.

И в башне все перемешались.
Пошли такие чудеса!
В руинах Шумы заметались,
Трубят Культурных голоса!

Во всём пространстве башни Пиано
Гудело, как внутри органа!

Мельканье крыльев, вопли, страсти,
Клубки из Шумов и своих,
Культурных Звуков дорогих,
Шумов разинутые пасти

При свете золотой луны,
Как фантастические сны.
Но Звук сминает крылья
Мохнатой эскадрильи!

Ура! Ура! Близка победа!
Визжа от страха, рвутся прочь
Три Шума – порожденье бреда.
Ничто не может им помочь.
Их глушит Бомм. Они смолкают,
И на глазах у Димки, тают.

И стало тихо. Бомм явился
И говорит: "Я не пойму
Ни отчего, ни почему"?
"Скажи, чему ты удивился? –
Ответил Димка. "Камертон!
Ведь он не зря тебе вручён!
Так отчего так мало
Здесь Звуков воевало"?

"Ну, я следил, чтоб было честно:
Один на каждого врага"!
"Здесь эта честность неуместна! –
Воскликнул Бомм, – Но дорога!

И, знай, орда Шумов летучих
Храбра тогда, когда их куча!

И впредь запомни, Димка милый:
Когда перед тобою Шум -
Не время философских дум.
Шум понимает только силу!
Я отзвучал и уношусь.
Чуть что – зови и я вернусь"!
Тут Ритм поднялся с пола,
Побитый, но весёлый:

"Мы победили в этой бойне,
Мне не забыть её вовек.
Ты, Димка вёл себя достойно.
Ты справедливый Человек!
Теперь, мой друг, пришла пора
Тебе забыться до утра".

Луна руины освещает,
И чёрный теневой узор
Накрыл пустыню, как ковёр.
Ритм друга Димку охраняет,
Но Димка думает, не спит,
И Ритму вот что говорит:

"Шумы меня недаром
Признали за Бекара.

И, если вновь меня найдут
У этой башни старой,
То в Чёрный Замок отведут
Как беглого Бекара!
А в Замке можно притвориться,
И Шуму, вроде, покориться!

Тогда я очень близко буду
От ВДП. Она ведь там.
И Шум получит по зубам,
Когда я палочку добуду!
Иначе, как туда попасть?
И кто полезет Шуму в пасть"?
"Шумы тебя оглушат"!
"Ха-ха! Заткну я уши!

Ну, всё. Сейчас, пока я смелый,
Из хлеба шарики слеплю

И в час когда дойдёт до дела
Я оба уха залеплю".
И Димка, в исполненье плана,
Все крошки выгреб из кармана.

"О, Димка! Это подвиг славный!
Воскликнул Ритм, – Я знаю ты
Дитя из маминой мечты,
Моей страны спаситель главный"!
"Спокойно, Ритм! Не нужно слов! –
Ответил Димка. – Я готов.
В предутреннем тумане
Я лягу на бархане…"

И вот последний миг. Прощанье:
"До встречи, Ритм, до лучших дней.
Быть может ждёт меня страданье,
Но счастье Музыки важней"!
И он пошёл судьбе навстречу –
Нормальный мальчик человечий.

Восток окрасился пурпуром.
В тумане долы и холмы,
И рыщут стражники – Шумы
Вокруг развалин злы и хмуры.
И, вдруг, "Бекар"! – раздался крик.
К песку холодному приник
Наш Димка в ожиданье
Опасного свиданья.

Он хлебный мякиш сунул в уши
И сделал вид, что крепко спит.
Теперь он стал глухого глуше,
И Шум его не оглушит.
Он окружён со всех сторон.
Бросок. И в лапах бьётся он.

Над ним навис палач опасный –
Кошмарный Шум из страшных снов.
Но Димка, как в немом кино,
Лишь ВИДИТ крик его ужасный!
На слух – не громче, чем гроза.
"Я, – мыслит Димка, – Как на блюде.
Ну, что ж! Пусть будет то, что будет…

1 Кариатиды – человеческие фигуры (женские в основном), поддерживающие балконы и карнизы зданий;

2 Ларго – на музыкальном языке значит «медленно» и даже «очень медленно»;

3 Это семейка музыкальных темпов. Когда они приходят в Музыку, то она звучит соответственно: Виваче - живо, Престо - очень быстро, Анданте - умеренно быстро, Ленто – не спеша, Рубато – резко, Модерато – сдержанно и т.д.;

Продолжение следует