Я была молодой и мурлыкала песню,
Вот бы вспомнить - какую и месяц, и год...
Но забыла, увы, не припомню, хоть тресни,
За потоком событий, обид и забот.
Знаю, было легко, вставь перо - полетела б,
Петухом закричав, упреждая рассвет.
Там пылили пыльцой, целым облаком, вербы,
И сквозь ветви струился рассеянный свет.
Что же делала там, где тот берег остался?
Может просто приснился и в этом ответ?
Сколько тех берегов, где мой разум скитался,
По веленью судьбы убегая от бед...
Да и в общем неважно: из жизни, из сна,
Что мурлыкала... Вербы – и снова Весна!

Мне б найти весенние слова,
Мне тебя окликнуть бы чуть слышно,
Чтоб сейчас ты из разлуки вышла,
Подошла и обняла, едва
Не заплакав, грустно улыбнулась,
Как в давно, на острие разлук,
Разомкнув кольцо обмякших рук,
Смяв обиду, выпрямив сутулость.
То шуршит, то мягко топит прель,
Травка пробивается на луге.
Что ты снова выдумал, апрель,
Вызвав образ молодой подруги?
Всё тебе неймётся, бередишь
Раны в душах, усмехаясь лишь...