.

.

.


Июньский ветер слабо тронул тишину.  
Та - не ответила, как будто б не готова.  
Ты в самый раз сейчас сейчас застал меня одну -  
я по ночам пишу.  Кому? -  
тебе не ново.  
Я так ждала тебя...    пропало столько лет -  
из наших общих  
то бесед, то перепалок.  
Я поживу пока, а ты пока что - нет.  
Ну что поделаешь. В природе так бывало.  

Что в воскресенье ты захочешь на обед? -  
свиные рёбрышки не зря мне снились в среду.  
Я подготовлюсь. Будешь розовый шербет? -  
да кто его, папуль... -   
таких никто не ведал,  
но если хочешь...     я - так многого хочу! -  
вот поболтать хочу, спросить, решить задачу.  
Я к вам когда-то непременно прилечу.  
Вы не зовёте? - значит  
попросту поплачу.  

Как так смещаются небесные слои,  
что раз в году нам разрешают  
безопасно  
немножко встретиться, подумать о любви,  
и всё...   и лавочка закрылась в тот же час...   
но! -  
я узнаЮ тебя, и рада -  
как тогда,  
когда наш путь петлял занятно-бесконечно.  
Так что ж, скажи - меня испортили года,  
и постарев -  
я перестала слышать вечность?.. -   

но если есть в запасе толика тепла,  
глоток любви и умиления понюшка -  
я для тебя их в этот день приберегла -  
чтоб ты почувствовал, проникся
и послушал.  
И нашим рёбрышкам - завидует Мишлен,  
и нашей близости - все ангелы Покоя.  
Такое время...  
время скорых перемен,  
и мы чуть-чуть его отпразднуем с Тобою.  

.

.