Болезнь и смерть Лазаря; Иисус идёт в Вифанию; Воскрешение Лазаря; «Я воскресение и жизнь»; Первосвященники и фарисеи решили убить Его. (Ин. 11)

Слушать аудио:  http://micheliov.com/mp3/Evangelie/c-evangelie-26....

В Вифании был некто Лазарь болен.
Он братом был родным
Марии. Стриг овец, работал в поле.
Но вот пришли к нему плохие дни.
Мария – та, что Иисусу ноги
слезой омыла, миррой умастив
и волосом роскошным осушив,
когда обедал Он, устав с дороги
и набирался сил,

жила теперь с сестрой своею Марфой.
И Лазаря любя,
послала к Иисусу с просьбой жаркой:
«Спаси его. Ведь любит он Тебя»!
«Его болезнь для жизни не опасна, –
ответил Иисус, – ему она
сейчас во славу Божию дана,
чтоб Божий Сын прославился, Мне ясно
зачем она нужна».

Ещё два дня жил Иисус в Перее.
Затем ученикам
сказал: «Пора вернуться в Иудею».
«Но ведь Тебя убить хотели там, –
ученики разумно возражали.
Но Он ответил: «Я идти готов.
Имеет день двенадцать лишь часов 1
Нам снова в путь. Оставьте все печали.
Итак, довольно слов.

Кто ходит днём – пройдёт, не ошибётся:
он видит мира свет. 2
Идущий ночью, в темноте споткнётся.
С ним тёмной ночью света мира нет». 3
Он помолчал, потом сказал спокойно:
«А Лазарь, друг наш, он теперь уснул,
во тьме ночной, как в море утонул.
Пойду и разбужу его достойно –
тихонько позову».

«Но если смог уснуть, то сам и встанет!
Поправится он сам! –
ученики сказали. – И оставит
болезнь его во сне, на радость нам»!
Не поняли, что Он сказал о смерти
ученики Его. Он помолчал,
потом ученикам Своим сказал:
«Нет, Лазарь умер. А теперь поверьте –
Хочу, чтоб каждый знал:

Я радуюсь за вас, что там Я не был
в его последний час.
Пойдём к нему. Под Иудейским небом
воспрянет и окрепнет вера в вас»! 4
Тогда Фома-Близнец промолвил грустно:
«Мы в Иудею к Лазарю пойдём,
и все мы там с Учителем умрём.
Не встанет Лазарь от Его искусства,
как он, мы все уйдём». 5

Четыре дня покоится в гробнице
в Вифании родной
умерший Лазарь. В час, когда явился
сюда Христос вечернею порой,
к Нему навстречу Марфа поспешила.
Мария дома в скорби их ждала.
Она с родными, близкими была.
Печаль любивших Лазаря сразила
и вместе собрала.

И много их из Иерусалима
к Марии в дом пришло.
(Всего пять километров между ними).
Сочувствие сюда их привело.
Сказала Иисусу Марфа с плачем:
О, Господи, когда б Ты с нами был,
то брат наш и сейчас на свете жил.
С Тобою здесь всё было бы иначе,
но высших сил

дано тебе чудесное явленье.
Что б Ты не попросил,
пошлёт тебе Сам Бог во исполненье»!
«Твой брат воскреснет, – тихо возгласил
ей Иисус. Она в ответ сказала:
«Я знаю – он воскреснет, но тогда,
когда последний день придёт сюда,
и жизнь свою все обретут с начала
для Божьего суда».

«Я – воскресенье, – Иисус ответил, –
и жизнь, – добавил Он. –
Кто верует в Меня, тот после смерти
для новой жизни будет воскрешён.
И все живущие на свете люди,
кто на земле уверовал в Меня,
как солнца свет средь пасмурного дня,
жизнь вечную получат, живы будут,
пред Господом склонясь.

Скажи, словам сиим Ты верить можешь»?
Ответила она:
«Да, Господи! Ведь Ты Христос, Сын Божий,
грядущий в мир, рука Твоя сильна»!
И с тем она к Марии возвратилась.
Сестре сказала, что её зовет
пришедший Иисус. Её Он ждёт.
К Нему тотчас Мария устремилась.
Тотчас её уход

заметили собравшиеся люди
и поднялись за ней.
Подумали, что у гробницы будет
рыдать о брате и судьбе своей.
Когда Христа Мария увидала,
она припала к Господа ногам,
струились слёзы по её щекам.
«О, Господи! – она Ему сказала, –
«Когда б Ты здесь был Сам,

в момент болезни брата дорогого,
он был бы жив сейчас»!
И больше не могла сказать ни слова.
К ним подошли все гости в этот час
Увидев, как рыдают Иудеи,
Сам Иисус безмерно восскорбел
и выполнить скорее захотел
Своё решенье, сих людей жалея.
Спокойно, как сумел,

спросил Он: «Где его вы положили»?
Сказали все Ему:
«Наш Лазарь, Господи, в своей могиле
от нас ушёл навеки он во тьму»!
Тут Иисус невольно прослезился.
Одни, на слёзы взоры обратив,
сказали: «Как Он Лазаря любил»!
Другие говорили: «Он явился
рыдать, лишённый сил.

Ведь Человек, что зрение слепому
смог раньше возвратить,
и Лазаря болезнь целебным словом
сумел бы без сомненья отвратить».
Скорбя в душе от этих разговоров,
Христос к гробнице Лазаря пошёл.
В пещере под скалой её нашёл.
Во вход задвинут камень до упора –
огромен и тяжёл.

Христос сказал им: «Уберите камень»!
Но Марфа говорит:
«Там тяжко, Господи. Когда его отвалим…
Ведь Лазарь там четыре дня лежит».
Ей грустно Иисус на то ответил:
«Не говорил ли Я тебе не раз:
уверовав, увидишь хоть сейчас
ты славу Божию во всём её расцвете.
Настал прозренья час».

И вот отвален камень от гробницы.
И Он у камня стал.
К Нему обращены сердца и лица.
И в небо Иисус Отцу сказал:
«Отец, за то, что Ты Меня услышал,
благодарю. Я знаю – Ты со Мной.
Всегда и всюду слышишь голос Мой.
Но говорю, чтоб те, что рядом дышат,
узнали Нас с Тобой,

Воскрешение Лазаря

чтоб верили они, не сомневались,
что Ты послал Меня.
чтоб в душах этих вера не кончалась
ни тёмной ночью, ни при свете дня»!
Он так сказал и подошёл ко входу
и звонко крикнул: «Лазарь, выходи»!
И вот в пелёнах, руки на груди,
бредёт, шатаясь, Лазарь на свободу –
могила позади.

Христос велел: «Его вы развяжите,
платок с лица – долой
и ноги от пелён освободите –
пускай идёт воскреснувший домой»!
И многие тогда из Иудеев,
что были у Марии в эти дни
и те, кто в волшебстве Его винил,
в Нём усомниться, более не смеют –
поверили они,

уверовали чисто в Иисуса.
Но несколько из них,
в душе своей не поборов искуса,
подались к фарисеям в эти дни,
о явленном им чуде рассказали.
Собрался на совет Синедрион.
Один вопрос решал сегодня он:
дела Христовы бурно обсуждали.
И был вопрос решён.

Они сочли, что слишком много делал
сей Человек чудес.
И был вопрос их: «Что теперь нам делать?
Его оставить? Но тогда, как лес
поднимутся уверовавших толпы.
Смирить Израиль Римляне придут,
разрушат храм наш и народ сомнут,
как берег моря яростные волны». 6
И так сказал им тут

Каиафа. Это был первосвященник:
«Не можете вы знать,
насколько важен этот соплеменник!
Не можете того вы понимать,
что нам же будет лучше и спокойней,
когда один за всех людей умрёт,
избавив от погибели народ.
Нет жертвы очистительной достойней.
Его нам Бог даёт».

Не от себя Каиафа лицемерный
всё это предсказал.
Он был первосвященником примерным,
пророчество Господь ему послал
о том, что Иисус погибнуть должен,
как жертва для спасения людей,
чтоб смертью искупительной Своей
объединить в один народ всех Божьих
рассеянных детей. 7

Тогда и было принято решенье
Иисуса погубить.
Но рокового Он не ждал мгновенья,
не стал открыто меж людьми ходить.
Оттуда Он ушёл на край пустыни
в людьми забытый город Ефраим.
Ученики всё время были с Ним.
И сердцем, и душой они отныне
с учителем своим.

Шло время. Скоро праздник иудейский –
великой Пасхи дни
готовился справлять народ еврейский.
Со всей страны шли в Иерусалим,
чтобы пройти пред Пасхой очищенье
паломники, и тысячи людей
в ущельях улиц, в рамах площадей
спешили к храму – вымолить прощенье
в духовности своей.

Здесь Иисуса с нетерпеньем ждали
И думали они,
и в храме друг у друга вопрошали
придёт ли Он на праздник в эти дни.
Первосвященники и фарисеи
во время Пасхи отдали приказ,
чтоб кто Его заметит в тот же час
сказали, Иисуса не жалея,
где ходит Он сейчас.
**************************************

Примечания:

1. Как для дня Бог определил известную продолжительность (12 часов), так назначен определенный срок и для деятельности Христа;
2. Как для мира сего, т. е. для обыкновенных смертных, свет или солнце дает возможность ходить не спотыкаясь или действовать в своей сфере, так — хочет сказать Христос — и для Него есть особое высшее Солнце, принадлежащее не сему, а высшему миру, во свете Которого Он и будет ходить, хотя бы земной мир был окутан тьмою или усеян всякими опасностями. Это Солнце — Бог (ср. Пс 88:12; Ис 9:20; Мих 7:8);
3. Здесь Христос говорит о человеке, который не видит в Боге свое Солнце, который не имеет в себе Бога (свет). Косвенно этими словами Господь упрекает Своих учеников в маловерии (ср. Мф 8:26);
4. Иисус радуется, что Лазарь умер в Его отсутствие — иначе Он, конечно, исцелил бы его, и не совершилось бы большого чуда — воскрешения. Последнее же теперь особенно полезно будет увидеть ученикам, вера которых, очевидно, в то время, под влиянием преследований, каким подвергся их Учитель, значительно ослабела. Чудо воскрешения должно было подкрепить их веру во Христа как Истинного Мессию;
5. Фома хочет сказать, что там, в Иудее, их всех ожидает смерть, что они умрут, как умер Лазарь. Он, конечно, находится под влиянием той мысли, что Христос не смог исцелить болезнь Лазаря, а о делах Христа, совершенных раньше, он как будто совсем забыл. Такое же недоверие к силе Христовой Фома проявил и после, когда ему было сообщено о воскресении Самого Христа. Поэтому он и получил народное прозвище «Фома неверующий»;
6. Когда стало известно, что произошло в Вифании, первосвященники и фарисеи собрали совет (Синедрион). Из разговоров, происходивших в этом заседании Синедриона, видно, что руководящую роль здесь играли первосвященники или начальники священнических черед. В самом деле, только высшей священнической аристократии, нисколько не дорожившей национальным достоинством иудейского народа, было свойственно рассуждать так, как здесь рассуждают члены Синедриона. Дело Христа обсуждается в Синедрионе только со стороны политической, а если бы фарисеи давали тон обсуждению, то они стали бы оценивать это дело со стороны религиозной. Священники только боятся за себя, опасаются утратить власть и соединенные с нею доходы, если пойдут римляне усмирять бунт, какой может произвести новоявленный Мессия. Они согласны пожертвовать для сохранения некоторого подобия иудейской самостоятельности и своего начальственного положения даже и такой заветной мечтой израильского народа, как Мессия, царь и восстановитель царства Давидова;
7. Евангелист рассматривает слова Каиафы как пророчество потому, что Каиафа в тот год был первосвященником. Это замечание евангелиста толкуют различно. Одни думают, что евангелист считал первосвященника органом божественного откровения и выражение «в тот год» понимают в смысле общего определения «в это время». Другие же полагают, что евангелист не мог не знать, что во втором храме не было уже урима и туммима, посредством которых первосвященник узнавал волю Божию и являлся, таким образом, органом божественного откровения. По мнению этих толкователей, Иоанн рассматривал Каиафу как приносителя жертвы в праздник очищения. В этот праздник ему предстояло принести жертву за грехи всего народа, и Бог таинственным внушением указал ему истинную жертву, какая должна очистить грехи народа и всего человеческого рода (рассеянных чад Божиих). Такою жертвою и должен был явиться Христос. Из двух этих толкований более естественным представляется первое. Если же Каиафа и не имел урима и туммима, то все же он был в глазах Иоанна представителем Церкви Божией, жизнь которой в то время еще не окончилась, и следовательно, он мог служить, даже вопреки своему желанию, орудием божественного откровения, каким и явился в настоящий раз. Пусть его пророчество осталось непонятым членами Синедриона, к которым он обратился с речью — все же это стало известным и впоследствии приводилось, очевидно, в христианских общинах как доказательство того, что искупительная смерть Христа была предвозвещена устами и представителя иудейской Церкви;

Продолжение следует