Мне близка эта тема, так как я не только родом из тех самых мест, а даже могилы моих родителей и родственников находятся на Премиловых горах, где я была с визитом не так давно, смотрела с высокого берега Оки на реку, собирала ягоды в лесу, фотографировала уголки, связанные легендой с Петром и Февронией.
В настоящее время здесь располагается парк-отель с одноименным названием «Перемиловы горы», куда часто приезжают семейные пары, желающие приобщиться к истории и вдохновиться святыми покровителями Любви, Семьи и Верности, а также просто отдохнуть и восхититься великолепием местной природы.

Сказание есть о Петре и Февронии,
Как жили они нелегко, но в гармонии.
Хранит их историю издревле Муром
В суровых лесах, но знакомых с Амуром.

Давно это было и правил там князь
С дружиною верной врагов не боясь.
То землю свою от врагов защищал,
То брагой хмельною друзей угощал,

То зверя в окрестных лесах загонял...
Был молод, бесстрашен, красив и удал!
А кликали князя лихого Петром,
На береге окском стоял его дом.

Но только однажды пришла в град беда -
Повадился змей ненасытный сюда.
Чтоб змея сразить, нужен меч-кладенец.
Найти его князю поможет отец.

-Ты в церкви Воздвиженья глянь за алтарь,
Уложен меж плитами бережно встарь.
Не дрогнет в руке твоей меч-кладенец
И змею-мучителю будет конец.

Нашёл! Змей отныне Петру нипочём!
Он лютого змея ударил мечом,
Змей кровью Петра окропил непростой -
Стал в язвах тотчас после битвы герой.

Призвали к нему знахарей и врачей,
Но опыт его не спасает ничей.
Не может он больше сидеть на коне,
Как прежде с дружиной своей наравне.

Прослышали тут, что в деревне Ласково
Есть девушка - лечит недуги толково.
Пётр ехал в телеге и в небо смотрел,
Пока не приехал в Рязанский удел.

Девицу из бедных Февронией звали,
Ей за излеченье богатство давали,
Но та отвечала: - Богатство со мной,
Хочу наречённой Петру быть женой.

Пётр выполнил всё, как сказала девица
И даже любовью успел причаститься.
Он вышел из бани и весел, и чист,
Как свежий весенний берёзовый лист!

С женою любимой вернулся он в Муром,
Уехав оттуда несчастным и хмурым.
Феврония стала княгиней тогда
И жили бы тихо, но снова беда:

Бояре трещали вокруг, как сороки:
- Жена - простолюдинка! Видят ли Боги?
Себя не как княжья супруга вела:
Все крошки в ладошку мела со стола!

Петру объявили бояре войну.
Не власть выбрал Пётр, а Февронью - жену.
Уплыли они вместе вниз по Оке,
По русской широкой, привольной реке.

Приютом им стали Премиловы горы
И помнит лишь лес их тогда разговоры:
- Господь не оставит Любовь в нищете,
В природе довольно, любимый, утех, -

Сказала Феврония. - Мир из чудес:
Вот кустики - утром пусть будет здесь лес.
И утром, проснувшись, увидели все -
Стояли деревья в зелёной красе!

А в Муроме битва за власть горяча
И многие пали уже от меча.
От муромской многострадальной земли
К Петру ходоки вдруг однажды пришли.

- Вернись ты к нам княжить,- просили вельможи, -
Ведь править никто из живущих не может.
И Пётр уступает слезливым мольбам -
Нужна муромлянам его голова....

От власти бояр устранил он спесивых
И городом долго он правил правдиво.
Феврония тоже лечила больных
И пятеро деток родились у них.

Но время пришло, оба приняли постриг,
Уход свой готовили радостно к звёздам
И Бога молили они об одном:
Чтоб вместе почили спасительным сном.

Ещё - схоронить их в последние дни
В едином гробу завещали они.
Кончался июнь, двадцать пятый был день,
Когда их накрыла смертельная тень.

Отдельно гробы изготовили их,
А в церкви стоял лишь один на двоих.
Но только Господь помогает супругам,
Он знает, повязаны вечно друг с другом.

Святых возлюбя, Бог их помнит мольбу -
Наутро нашли их в едином гробу.
И в Муроме, в центре родимой земли
Навеки их вместе тела погребли.

У церкви соборной их вечный покой
И с горем своим к ним приходит любой.
И всем из глубин давних сказочных лет
Любви их сияет целительный свет!

Любовь этих душ - мировая загадка,
Хлеб из лебеды в ней не горький, а сладкий.
Сметают безверие веры ветра,
Союз возвышая с Февроньей Петра.

Вид на Оку с Премиловых гор и дерево Февронии.