Уж осень на дворе. В возке на тяге конной

Я возвращаюсь в милое село

В рубахе и портах материи посконной

В распутицу. А на душе светло!

Здесь всюду дух былых воспоминаний,

Здесь молодость прошла крестьянская моя.

Вот барский дом, гумно и хлев бараний,

А вот халупка, где живут сватья.

Здесь все мое – леса, луга и нивы,

Скирды душистые и сенные стога,

И тихой речки по весне разливы,

И пение поУтру петуха!

И дым из труб, то сладкий, то тоскливый,

Но я с тех пор влюблен в него всерьез,

В тот дым печной, подчас слезоточивый,

Он и теперь нутро дерет до слез!

Не раз, не два, вставая с петухами,

Уже спешил к реке, что было сил,

То с мотылем, то попросту с червями,

Плотву и окуней со дна реки удил.

Прошло… В былом…. И в памяти прорехи,

Но не забыть, наверное, вовек,

Как в лес ходили собирать орехи,

Грибы и ягоды по сорок человек.

Где ж все теперь? Иных уж нет на свете…

Приютом стал им за рекой погост.

Иной в райцентре в агрономы метит,

Иной с сумой, и путь его непрост…

Да что о них, когда такие дали?!!!

Такое небо! Ширь родных полей!

Такую ширь найдешь ли где? Едва ли!

Не стану врать, уж мне, поверь, видней.

И стран далеких чуждые картины

Мне не нужны. Они противны мне.

К чему мне брызги моря, зной пустыни,

Когда еды и здесь достаточно вполне?!

Не по карману мне объездить всю планету,

И я, как патриот своей страны,

В родимый край, как прежде, в отпуск еду,

Надев свои посконные штаны.

J