Чиркнув зажигалкой, пламенела осень,
Прозвучав печалью дождевых сонат.
Под беззвёздным небом, в сумраке белёсом,
Закружила страстно пёстрый листопад.
Воспарив над грешной и сырой землёю,
Радостно ворвалась в долы синих гор.
Прыгая по камням горною рекою,
Сквозь мерило жизни спящих облаков.
Ей казалось, счастье, так легко и просто,
Не страшилась встретить время зимних дней.
Избежав рутины древнего погоста,
Мотыльком сгорала на живом огне...
Как предвестник снежной красочной картины,
Стала диадема царская — чертой...
Спряталась удача в бусинках рябины,
И внезапной стужей обернулся зной.
Длань зимы грядущей лист с дерев сорвала,
Разъярила к ночи леденящий ветр;
И с полей широких быстро разогнала
Всех ворон и галок, упростив сюжет.
Догорела быстро — безрассудно, смело,
Не желая дальше уходить в ничто…
Хлад подкрался ловко, власть забрал умело,
Без проклятий отчих и колоколов.