Он должен по заданию проверить
Готовность элеваторов к загрузке,
Исследовать и тщательно промерить
Способность их к осенней перегрузке.
И Сонин выехал в район Котовский.
Работал там не более недели.
Потом поехал в Белгород-днестровский,
И дни командировки пролетели.
Его отчёт - картина разрушенья:
Пневматика мертва во всех системах,
От автоматики остались только схемы,
Директора объектов ждут решенья.
Они во всём с инспектором согласны -
Их подписи под актом не напрасны.
13
Но руководство, прочитавши дело,
Нашло, что нарушений многовато.
Оно от диких фактов обалдело
И понимает, чем они чреваты!
Теперь узнает и Москва и пресса,
Которая своё запустит слово,
Что Украины житница Одесса
К приёму хлеба вовсе не готова!
И Юрин шеф мораль ему читает:
"Вы кандидат - писали для карьеры,
А на селе простые инженеры,
Премудростей они не понимают".
Короче, Сонин - враг и провокатор,
И не при чём тут бедный элеватор!
14
И Юрий, не дождавшись продолженья
Партийно-элеваторной мороки,
Об увольненье подал заявленье
Из органов двуличных и жестоких.
И уезжает в Сочи по путёвке
Стряхнуть остатки гнева и позора,
Отмыть в волнах налёт командировки
И навсегда покончить с Госнадзором.
С устройством Юре нет большой заботы.
Авторитет у Сонина приличный.
Его любой директор знает лично
И пригласит охотно на работу.
И он без колебаний и сомненья
Уходит в институт станкостроенья.
15
Он сразу в дело вдумчиво включился,
Стал изучать заторы и проблемы.
И вскоре на Совете появился
С проектом модной Комплексной системы.*
Теперь завлаб, он избран СНСом*
И держит под контролем все заданья.
Его оклад (в условиях Одессы)
Изрядно превзошёл все ожиданья.
Проходит год трудов и постиженья
И в институте место он находит.
Здесь мало что без Юры происходит.
Он заслужил в народе уваженье.
А вскоре, разрешив одну дилемму,
Он получает СЭВовскую тему.
16
Теперь у Сонина и деньги и свобода
Их тратить, разумеется, по теме.
И этот праздник ровно на два года, -
Отведено на тему это время.
Командировки, встречи, испытанья,
Нормальные, воспитанные люди...
В процессе выполнения заданья
У Юры впереди всё это будет.
Всё это будет... Но здоровье мамы
Серьёзно вызывает опасенья.
Не очень помогает ей леченье,
Букет лекарств и средств различных самых.
Всё чаще у неё ночует Юра.
И "скорая", уколы, процедуры.
17
Болезнь у бабы Кати непростая,
А за плечами пара операций.
Недуг её серьёзный донимает.
Смертельно люди этого боятся.
Она же в промежутках между болью
Живёт, как прежде. Думает о внуках,
Гордится сыном, собственною ролью
В его судьбе... и снова стонет в муках.
Вновь "скорая" и бабушка в больнице.
Сейчас ей только семьдесят четыре
И нет роднее человека в мире.
И Сонину не можется, не спится.
Чуть свет, он у врача. Диагноз грозный:
Тотчас «на стол» - иначе будет поздно.

18
Панельный дом страданием наполнен -
Черёмушская новая больница.
В палате стар и млад в комплекте полном
Здесь после операции томится.
Двенадцать коек, но одна свободна.
Бельё сменили, бросили подушку.
Бездетна, одинока и безродна
Вчера здесь умерла одна старушка.
Сюда к полудню Катю прикатили
Ещё в наркозе, вялой, полусонной
Из помещенья операционной,
И на свободной койке поместили…
А вид её неважен был наверно,
И женщины застыли суеверно.
19
Однако, Катя быстро поправлялась.
Она, быть может, выпишется скоро.
Она ходила, двигаться старалась,
Держась за Юру в узком коридоре.
Пресёк надежду низенький нарколог:
"Ваш оптимизм никак не разделяю,
Ей нечем жить, и путь её недолог.
Спасти её нельзя. Я это знаю".
Метался Юрий, ждал и унижался,
Совал хирургу мамы сторублёвки.
Тот брал, в халат конверты пряча ловко,
Но знал - всё зря. Для Юры лишь старался.
С таким не выживают даже лица,
Что пользует кремлёвская больница.
20
Приходит Юра к маме утром рано
Помочь подняться, к завтраку умыться,
А у неё совсем открылась рана,
Распался шов, всё мокнет и гноится.
И жуткий смрад идёт от раны этой.
В палате невозможно удержаться.
В больнице же другого места нету,
И женщины не знают, как спасаться.
Но, слава Богу, комнатку открыли
Двухместную палату для клиентов,
Отличных от обычных пациентов,
В неё Катюшу срочно положили.
И Сонина просили неустанно
Следить за ней и промывать ей рану.
21
И страшное и жуткое заданье,
Но Юра никого не допускает.
Он выполняет всё без опозданья
И маму, как возможно развлекает.
С ней говорит о внуках, о погоде,
О том, куда поедут из больницы,
Как отдохнут в деревне, на природе,
О том, к чему теперь он сам стремится.
Он ей рассказы Чехова читает.
Ведь Юра знает, как она их любит.
Зачем болезнь её так страшно губит?
Зачем она в мученьях умирает?
Она уснула. Реже задышала
И всё. И мамы Юриной не стало.
22
В гробу закрытом Юра мать хоронит.
Она хотела так и не иначе.
И сердце разрывается и стонет,
А ритуал для Юры мало значит.
На кладбище могилы и могилы
В пустой степи, сожженной солнцем южным.
И столько в них любимых, добрых, милых
Людей, родным и близким крайне нужных.
И, как всегда бывало, дядя Лёва,
Катюшу знавший с юности суровой,
Для сына, для семьи на всё готовой,
Сказал над гробом ласковое слово.
А Юра, словно часть души, как точку,
Вложил ей в гроб три полевых цветочка.

Продолжение следует