Однажды Гедемин охотился в Понарах...
..........
Он Вильно основал...
Адам Мицкевич*

1
И Вильнюс перед Юрой развернулся
В уборе свежей чистоты зелёной.
Нерис, сверкнув на солнце, потянулся
И в путь пустился к Неману вдоль склонов.
На улицах спокойных и уютных
Неторопливы люди и машины.
Негромок рокот толп немноголюдных
На площадях и новых и старинных.
В восторге Сонин. Прежде не видал он,
Чтоб лес, холмы, природная натура
В себя вобрали блеск архитектуры,
Не пострадав от этого нимало!
Он слушал, как Вилейка* озорная
Под старым замком песни распевает.
2
Он любовался с башни Гедемина*
На здания, на крыши и костёлы.
А за рекой, у телевышки длинной,
Он различал районы-новосёлы.
Бродил он в старом городе часами.
Стоял, заворожённый видом Анны,*
И в церкви, сплошь уставленной лесами,
Пытался вместе с Богом строить планы.
Желая всё увидеть и разведать,
Он вновь кружил по улочкам старинным,
Заглядывал в кафе и магазины.
Затем зашёл в "Палангу"* пообедать.
Здесь чистота, цветы, уют, прохлада.
И мысль: "Пожалуй, Вильнюс то, что надо"!

3
Он посетил объект командировки,
Литовский институт станкостроенья.
И за два дня, с привычною сноровкой,
Собрал по теме данные и мненья.
Прощаясь, угостил его директор
Отличным кофе в светлом кабинете,
И тут же предложил научный сектор
С законным местом в собственном Совете.
Директору, конечно, доложили
О Сонинских трудах, глубоких знаньях
И нынешних житейских колебаньях.
О связях в Госстандарте не забыли.
Решил хозяин должность и зарплату
Такому предоставить кандидату.
4
И Юра, не откладывая дело,
Занялся срочно поиском обмена.
Три дня, как три минуты пролетело
В исканиях коллег по переменам.
Он посетил квартиры в Лаздинае, *
Но заскучал при виде новостроек.
Здесь счастлив тот, кто лучшего не знает.
Хрущёвский дух, увы, здесь слишком стоек.
И Архитекту* плавные обводы
Прекрасны в виде сверху. А квартиры -
Хрущёбы, как во всём советском мире -
Скупая дань любимому народу.
И Вильнюсский район орденоносный
Для жизни Юре кажется несносным.

5
А в старом городе красоты и развалки,
И блеск и нищета, и запах тлена.
Имея опыт Молдаванской свалки,
Сюда семья не совершит обмена.
И, наконец, расстроенный и хмурый
Он едет на Антоколь,* на смотрины.
Последний шанс проверить хочет Юра,
В душе не чая радостной картины.
Вблизи от центра, под горой лесистой,
Он видит дом ухоженный кирпичный.
И улица на вид вполне прилична.
От леса веет ветерок душистый.
Здесь всё спокойно, чисто, аккуратно.
Ходить, смотреть, дышать здесь так приятно!
6
Квартира, как одесская просторна.
Хозяева в Одессу просто рвутся.
И договор, составленный проворно,
Теперь обменом может обернуться.
Обмен квартиры - это эпопея,
Сравнимая по хлопотам с пожаром.
От справок и контейнеров тупея,
Семья едва справляется с кошмаром.
Но только в январе морозном, снежном
Завершены обменные деянья.
Печальный миг последнего прощанья.
На сердце горечь и тоска и нежность...
Одесса-мама, ты не позабыта -
Твой образ вечен в сердце одессита!
7
В Литве зима сугробами накрыла
Старинный Вильнюс - улицы и парки.
Белым-бело! Свободное светило
Сияет в небе празднично и ярко.
Мороз - за двадцать. Катятся детишки
На санках с горки. Им ничто морозы!
И галки, как упрямые мальчишки,
Решают на снегу свои вопросы.
Январский Вильнюс ломится от света.
В глазах темнеет от его напора!
Но краток зимний день, и очень скоро
Угаснет луч небесного привета.
Холодный зимний сумрак неизменно
Наполнит город зло и откровенно.
8
А утром зорьки нежные разливы
Зажгут кресты церквей, снега окрасят,
Запляшут в окнах стаей шаловливой
И лес нагорный жемчугом украсят.
И новый день над городом восстанет,
Как праздник чистоты и совершенства.
И, кажется, что солнце не устанет
Дарить земле здоровье и блаженство.
Однако всё прекрасное не вечно -
Зима приносит бури и невзгоды,
Но, к счастию, зима - лишь время года.
Она не может длиться бесконечно!
Порою зимней, в лучшую погоду
Всё ждёт весну - и люди, и природа!
9
А Сониным морозы не помеха!
Не перечесть забот их и открытий.
Им внове лес и зимние потехи.
Их жизнь полна движенья и событий.
Максим устроен в школу, с домом рядом.
Татьяна с Юрой город изучают.
И каждый день одесским свежим взглядом
Особые моменты отмечают.
В троллейбусах им непривычно тихо,
И в магазинах очереди чинны.
Никто не молвит слова без причины,
Не засмеётся, не пошутит лихо.
А если "бросишь хохму" по привычке,
Её воспримут, как поэму птички!
10
Соседи по подъезду симпатичны -
Чиновники, работники науки.
Всегда опрятны, сдержаны, приличны,
Всегда в делах своих не знают скуки.
Уборка, стирка, изредка вязанье,
Стремленье не отстать от общей моды.
По выходным - у всех одно желанье -
С утра весь дом спешит на огороды.
А зимними глухими вечерами
Людей спасают телевизор, пресса...
Да, Вильнюс, братцы, это не Одесса!
Тут вас не ждут и не приходят сами.
Лишь изредка гостят по приглашенью
По праздникам и в виде исключенья.
11
Но Танечка не может без общенья.
Она своих соседок навещает,
Зовёт к себе, не ведая сомненья,
И смело все обычаи ломает.
То пишет маслом старого соседа,
То привечает пирогом соседку
И, по привычке южной, непоседа,
Со всем двором беседует нередко.
Соседи ценят искренность Танюши,
И собственной клубникой угощая,
Вполне серьёзно Тане объясняют,
Что листья нужно чистить и не кушать.
Наивные соседи полагали,
Что Сонины клубники не едали.
12
Знакомства, разговоры, эпизоды...
С подобным Юрий прежде не встречался
И странным взглядам местного народа
Он всякий раз безмерно удивлялся:
Почти что все уверены, без шуток,
Что без литовских молока и мяса
Москве-столице не прожить и суток,
А без колбас Россия вымрет сразу.
И потому бананов не хватает,
Что временно литовская природа
Им не даёт расти на огородах,
И их запасы в мире тихо тают!
С усмешкой, грустно, с ироничной тенью,
Но все вокруг тверды в таких сужденьях.
13
Недели три тянулось обустройство,
Дни суеты приятной и свободной.
Но Юру донимает беспокойство:
Ведь Сонин не привык быть безработным.
К тому же деньги тратились бездумно -
От толстой пачки сантиметр остался.
Пришёл конец загулам вольнодумным,
И Юрий Сонин в институт собрался.
И снова угостил его директор
Отличным кофе в светлом кабинете,
И объяснил, что места нет в Совете
И упразднён на днях научный сектор,
Поскольку Партия сказала, что раздуты
В Союзе все КБ и институты.
14
Итак, один, без связей и работы,
Мой Сонин - житель западной столицы,
Рассчитывать не может на кого-то,
И должен от нуля на свет пробиться.
Он обошёл проектные "конторы",
По профилю проверил институты.
Везде тревожно, словно в лисьих норах,
Обложенных охотниками круто.
Идёт сплошное штатов сокращенье:
Навек прости-прощай, родные стены!
Порой трясутся даже КТНы.*
Масштабы вызывают удивленье.
За перекрой науки взявшись "тонко",
ЦК с водицей выплеснул ребёнка!*
15
И много лет наука прикладная
Стихийными подачками кормилась,
Упрямилась, сдаваться не желая,
А позже понемногу развалилась.
Теперь в науку Юре не прорваться.
Места в НИИ закреплены, как троны.
Печально, но не стоит и пытаться
Пройти сквозь местных кадров оборону.
Но нужно ведь устроиться куда-то!
С заводом он покончил безвозвратно.
И нет дороги Сонину обратно.
Куда теперь податься кандидату?
И он спасенье видит в битой карте -
В привычном и знакомом Госстандарте.

Пояснения:

* Пан Тадеуш. Перевод с польского С.Мар (Аксёновой)
* Вилейка – Вильняле – речка, пересекающая Вильнюс.
* Башня Гедеминаса – полувосстановленные руины замка основателя Вильнюса –
смотровая площадка.

* Костёл Анны - середина 16-го века, готика, кирпич.
* Ресторан в центре Вильнюса.
* Лаздинай - построенный к 1974 году, орденоносный район Вильнюса.
* Архитекту - кольцевая улица Лаздиная.
* Антоколь - Антакальнис - непромышленный, тихий и лесистый район Вильнюса.
* КТН - кандидат технических наук.
* Речь идёт о знаменитом Постановлении ЦК КПСС и СМ СССР о сокращении расходов НИИ и КБ в 80-х гг.

Продолжение следует