Октябрь мой юбилеями богат
Своих родных и не родных, но близких.
Животных даже, помнишь плач и писк их -
Маруся, Тася, Рыжик и Пират!
Казалось бы, собака или кот,
Ну что с них взять? А ведь годами помню!
В сенцах пищит облизанный окот,
Иль пёс бродячий, всех бродяг бездомней...
Наверно, дали чуточку души,
Лизнув девчонке нос, в ногах мурлыча,
Ложась туда, где в ночь свербит ушиб,
И в глаз заплаканный холодным носом тыча.
И вспомнишь их не как котов, собак,
А как друзей, любивших «просто так»!

А помнишь суп-набор «собачья радость»?
В нём хрящик был и мозговая кость.
И пёс цепной, смирив обиду, злость,
Давал тебе, как люди дарят сладость...
А ведь причин без счёта для обид –
В мороз и в холод в конуре, не в доме,
Был то ретивым, пьяным гадом бит,
То тискан в изнурительной истоме!
- Прости, Пират! Не в силах я в шесть лет
Решать судьбу «одетого в ошейник»,
Прав не имея, на хрящ-кости денег,
Дав в радость «сэкономленных» котлет,
По тёплой, летней, ласковой поре
С тобой заснуть в обнимку в конуре!