У Лукоморья люд крещёный
Собрался — был большой скандал:
Там говорящий Кот учёный
От долбодятлов дуба дал.
Ушёл... А твари голубые,
Порвали цепь, послу снесли,
В смятенье сердце... А «благие» —
В пришельцев сели корабли...

Союз распался, злые силы
Позахватили газ, нефть, лес...
Коней направили к могиле,
Чтоб не прозрел Бог, не воскрес.
В Европе сгинула Царевна,
А бурый Волк, как мусульман,
Намаз читает ежедневно,
С тоской глядя, за океан!..

Трансгендеры пришли в эстраду,
Отжали прессу и ТеВи,
И за "зелёную награду"
Мозги меняют у живых.
Наверх Кащей с подполья вылез,
Гуляет в барах, пиво пьёт...
И губошлёпки закрутились —
Вонючий дух его влечёт.

Богатыри в броне, при касках,
Возможно СОБР или ОМОН,
Влетают в офис в чёрных масках
Очередной устроить шмон.
Там, что ни ночь — вдруг, как бабахнет
Салют, когда все люди спят...
Там злыдней дух... там коксом пахнет
От силиконовых девчат!

Запутанной тропой-интрижкой
Завоевали бедный люд.
Навального хотят царишкой
Назначить и... упорно ждут.
Там Ксюшадь с кисло-хитрой рожей
Желает президентом стать...
И лезет из змеиной кожи,
Мечтая Русь врагам продать.

Стендап гнусавый шут заводит,
Мешая кашу в голове, —
Лох тёмных сил по краю бродит,
Грозит Российскому ТВ.
Там, на заблёванных дорожках,
Следы знакомые бомжей,
Где воздвигают понемножку
Хоромы в сорок этажей.

Госдума стала говорильней,
А Госсовет вдруг спальней стал...
В кустах таёжной лесопильни
От горя леший завывал.
Ефремов Миша мимолётом,
Плевав на всякий карантин,
Людей прессует вездеходом,
Убрав преграды на пути.

Там вкупе с Бабою-Ягою,
Окуклившись от буффонад,
Максим Пугалкин, с грязнотцою,
Прибрал ведущего формат.
Там Ольга Бузова в театры
Пролезла, голоском смеша...
Беседы личных психиатров
Её тупизм не сокрушат.

Там все равны: чай, не монархи,
Там президенту ручку жмут.
Благословили олигархи
Его на тяжкий, честный труд.
И он, взойдя на трон старинный,
Пытается назад вернуть
То, что потеряно Россией
И подпиндосников спихнуть!