Как хорошо, что мы поехали в Минводы,
Здесь, на Кавказе, обалденный алкоголь;
Лишь сняли пробу, как случились вдруг невзгоды -
Мы не смогли пройти в отеле фейс-контроль.

Но суть проблемы мы осмыслили не сразу,
Охранник грозно нам сказал: "не подходи"!
Унюхал с ходу он; ну, вот же, блин, зараза,
Пришлось из мусора шалаш соорудить.

Дрова в "буржуйку" кинь, не дай огню погаснуть,
Не принесла? Ну, я просил же ещё днём!
А где я сам-то был? Ты это, Зин, напрасно,
Мы со Степанычем охотились вдвоём.

Полезли в горы мы, и, знаешь, не напрасно,
Два километра вверх там классный водоём;
В нём стаи уток; мы подумали: прекрасно,
Теперь мы с голоду, точняк, не пропадём.

Степаныч в молодости ездил на охоту,
Хоть, правда, дичь он никогда не убивал,
А засыпал ещё на подступах к болоту,
Поскольку литр в одно рыло выпивал.

Но делать нечего, ведь кушать всем охота,
Все деньги пропиты, и выход лишь один;
Степаныч, в общем, бодрячком полез в болото,
С акцентом крякая, как будто он грузин.

Ну, что сказать, попались хитрые нам утки,
И развели они Степаныча на раз:
Как по команде взмыли в воздух; в общем, дудки,
Харчи добыть у нас попытка сорвалась.

Сидим втроём мы в шалаше и размышляем,
Как дальше быть, но голь на выдумку хитра;
Звонить Петровичу придётся, пусть спасает,
На карту бабок скинет завтра прям с утра.

От этой мысли мы все враз воспряли духом,
И по карманам малость "меди" наскребли;
Степаныч чувственно сказал: "сходи, Андрюха,
И хоть под вечер нашу жажду утоли".

С одним грузином сторговался я на чачу,
И мы на радостях устроили пикник;
И как мы счастливы все были (щас расплачусь!),
Хоть на закуску был лишь только базилик.