Ложились краски осторожно
В тот день, где мастер нам писал
Икону, и в труде тревожно,
Душой он свет передавал,

Тот свет, что не сгорит веками,
И глядя с трепетом на лик,
Понятно было людям в храме,
Что мир безвремен и велик.

И Дух парил среди безмолвья,
Среди волнения людей,
И Ангел в мире просветленья
Шептал: «Люби и не убей».

Года менялись словно вёсны,
Коротким мир в стране бывал,
А больше сечи, веры слёзной,
Народ спасения искал…

И находил в сиянье света
Тех неутраченных икон,
В страницах Ветхого Завета...
Звучал над всем церковный звон.