По мостовой
моей души, изъезженной
калёных фраз,
грохочут башмаки,
А я такой,
судьбою не изнеженный,
вбиваю новодельные шаги.

Взрываю мыслей
затхлое пространство,
смеюсь над тем,
что было не смешно,
и новой жизни
восславляю царство,
не вопреки,
и даже не назло.

Я так хочу,
не изнывая в пошлости,
скрестить любовь
и вечную мораль,
и я лечу
в пространственной безбожности,
за пазухой
держа святой тропарь.

Значенье фраз
и жестов пантомима
по мостовой души ведут меня,
по новой жизни -
ново-пилигрима,
меня к себе,
чтоб встретить там себя.