.

.

.

Сегодня папин День рождения. В этот день всегда так тепло - бабье лето, красно-жёлтая акварель, паутинки, флоксы, гости, арбузы. Хороший день, ласковый, папа его любил очень.
Сколько лет уже, а всё ещё больно как тогда, когда...   ну вы понимаете.  Тут глупо надеяться на время, оно не доктор по боли. Оно вообще не доктор, откровенно говоря.
А если уж ты важные вещи забывать начинаешь - то тут разве доктор поработал? - это теперь совсем по-другому называется, на буквы А и Б...
И вьётся эта вспомнившаяся боль вокруг головы, и тычется, через сердце уже прошла -
и своим порядком на выход просится. Тихо, но настойчиво. Ладно, дорогая. Банкуй тогда. 

Сновал застенчивый флюид,  
стремясь призвать к ответу слово...  
я та, что в рифму говорит,  
я мало слушаюсь иного.  
Взгрустнув, опять зову слова  
занять пустующие ниши,  
а тунеядка голова -  
страдает сердцем, но не пишет -  
как полечить мне эту боль.  

Вот так расстаёшься с любимыми людьми - и всё уже. В какой точке расстался - в такой и всё. Как бы ни расставался. Куда бы любименькие ни уходили - в вечность, с глаз моих, или в булочную за хлебом. Ну из булочной-то придёт сейчас, и продолжим. А если не придёт? - снова всё так и останется? - как распихали какие попало слова, так они и будут жалить? -
а если не вернётся, то это теперь навсегда?..
Страшное слово Навсегда, боюсь его. Боюсь и пользуюсь.  

Нельзя своих не покидать,  
когда не нами жребий брошен.  
Как мне не мучиться опять  
ехидной колкостью горошин,  
заноз страдающей души,  
пособников душевной брани?  
Кто с удовольствием вершит  
вину и горечь между нами? -  
а я бреду по кромке вдоль.  

Вдоль полосы бреду - потому что раньше не боялась. Правду в глаза капать не боялась. Предъявлять не боялась. Выводить на чистую воду - тоже нормально если в тему.
А что он, понимаете!..  
Такая, ёлочки мои зелёненькие, бесстрашная была - Орлеанская девственница обзавидуется. Ну что ж, давай теперь так же бесстрашно - слушай свою душу, и не содрогайся. А она тебе расскажет, родная. Что это всё вообще запрещено - капать, предъявлять, выводить. Можно только любить и поддерживать.
В ущерб соображениям? - конечно. Вразрез с фактами? - да легко. Отставив наработанные годами формулировки? - вот это-то вообще обязательно!
Только любить. Любить и жалеть...  

Как я могла так поступать,  
как не сумеет конь с копытом? -  
в пылу бы как-то устоять,  
глядишь и сердце не разбито,  
и никаких тебе досад,  
и ни малейшего развала...  
сулил блаженство райский сад.  
Где ж я колючки доставала -  
там, где подснежники цветут?  

Знаете, тогда ведь даже в голову не приходило, когда все при мне были.
Что в голове - то и на языке. Как разобиделась - так и выпалила.
И художественности для художественности добавила.
И не важно, что на сердце в этот момент совсем другое. Сердце, помолчи! Обида, говори!
Ну хорошо же. Сердце - потом заговорит, в тишине, когда ему уже никто не помешает.
Вот ты удивишься, птичка моя! - а поздно. И к психотерапевту поздно, и боржоми пить.
И опять - только любить. Любить и жалеть. И плакать конечно.

И вот, где больше не догнать...
когда вот так не обратиться...
мне не довольно просто знать
места,
где праздный гнев родится.
Исправить быстро? - не могу.
Кричать и плакать? - не услышат.
Хромая жаба давит грудь,
и слёзы - градом письма пишут,
так уж наверно не дойдут.

Ужасно, что не понимала. Отлично, что сейчас поняла. Душа - не портянка, ей ни расстояние ни время не указ. Нет у неё ни того, ни другого. Никогда не поздно передумать. Никогда не поздно полюбить как она того хочет - без критиканства и претензий. Без фактов в руках. Без принципиальности. От души, по-русски сказать. Не вернёшь никого, и даже из булочной? - ну и не вернёшь. А вдруг из булочной-то всё же получится?.. - но это не главное. Главное - чтобы всей душой, и больше к этим разговорам не возвращаться. Забыть трезвость и принципиальность как страшный сон. Оставить это для сотрудников ГИБДД, они всяко рады будут...   пока не полюбишь сотрудника ГИБДД.

Так хорошо, что Бог даёт
нам это счастье -
стать умнее.
Никто изящно не живёт,
и петь как птичка не умеет.
Но измениться, подобреть,
понять - в чём искренность и сила,
перед живыми не робеть,
и отпустить ушедших милых...
прости мне, Господи,
раздрай!

Ты тот, кто понял и простил,
не меря наших от не наших? -
давай же из последних сил
любить -
безвинных ли, предавших...
все разберутся.
Отпускай.

Это да. Как хорошо! - так никогда и не будешь знать - кто свой, кто чужой. Для меня вон даже клопы в лесу - это в целом мы а не они, не говоря уже о людях.
А слабость от геройства - это как пораженье от победы - только у Бога, и только при личной встрече. А до этого - моё дело маленькое. Любить и прощать. Жалеть и плакать тоже можно.
Прости меня. Я люблю тебя.  

.

.