Ты очень далеко. Но вдруг - стаккато капель,
и шорохи листвы, и аромат ее печальный
сжимают сердце так, что хочется заплакать,
хоть знаешь, все уйдет опять и не откроет тайны.

И все ж печаль неведомой необъяснимою занозой
захлестывает, жалит вдруг и отпускает тут же.
и глупо и смешно, когда вскипают эти слезы,
но сладко и спокойно, – дождь со мною тужит.

Там-тамно, акапельно барабанят крыши,
и пение кларнетно-водосточно-трубно,
а я твой голос в той симфонии услышу,
и "Это ты? Привет!" в немую пустоту уронят губы.

Ты очень далеко. Печаль – экспромтом.
Вчерашние мечты звучат наивнее и тише.
И я все думаю, - а здесь зачем причем ты?
Ведь просто дождик городской стучит по крыше.

…пустынные улицы города. Ты идешь под зонтом, видишь свет окон, в которых виднеются силуэты, слышишь шум дождя. Идешь, смотришь себе под ноги. В асфальте, как в зеркале, отражаются эти огоньки домов, деревья с полу-облетевшей листвой. Ты тонешь в лужах, ты тонешь в этом мире дождя. Слышишь шорох мокрой листвы под ногами, шум деревьев при каждом порыве ветра. Кругом ни души. И только вы вдвоем: ты и дождь! Он, как верный друг, который никогда тебя не придаст, все время сопровождает тебя. Порой кажется, что дождь что-то шепчет тебе на ухо. В такие минуты невольно задумываешься о красоте и величии природы. Бывший теплый ветер, с которым ты так наивно в детстве бегал наперегонки, теперь заставляет съеживаться. По мокрому лицу сама собой скатывается слезинка. И ты идешь... идешь... И хочется, чтобы эти мгновения длились вечно...

P. S. Уходит день, приходит ночь.
А сердце бьется ли? Не знаю.
И только сны, и только дождь,
пускай летят, - я не печалюсь…