Докатился до мемуаров.
Вспоминаю, как строил и сеял.
Это значит устал от пиара
И как все потихоньку старею.



Ни по молодости, ни по глупости,
Ни дойдя до морозного инея,
С Сатаной не делил, из скупости,
На обедах, балах  небо синее.

Не раскатывал цугом за горками.
Не писал манифесты во власть.
Но занюхивал водку прогорклою 
Чёрствой коркой, абы не украсть.

Не тянуло меня до чужого.
Мне не лёгким было своё.
Не подслащивал патокой слово,
Когда каркало вороньё.

Повидал на веку не мало я:
Попугаи, павлины, соловушки...
Жизнь чудо! Жизнь мозаика,
Разукрашенною золушкой.

По полуночи свечи погаснут
И закончится ряженых бал.
Как же всё-таки это прекрасно,
Что успел и не проморгал:

Что мне стройки тянули жилы,
Что дороги слепили глаза,
Что корёжило и ворожило -
Можно всё. Даже, если нельзя.


P.S.
Мы под горкою замечаем,
Что не поняли на вершине,
Что под розовыми мечтами
Уже, были, мы молодыми.