Лбы расквашены об пол,
где очи к долу липли.
Не зарёю красен мол,
но происком молитвы.

Счастья свадебный стручок
маринуют в лета.
Спи спокойно, дурачок,
как гротеск поэта.

Рифмы спят, уснул эпитет
серости печали.
С пиететом образ мните,
чтобы не отчалил.

Сливы - чёрные глаза
кликали затмения,
но явилась им гроза
молнией в видения:

На сонеты пасть открыл
ярый перевод...
Успокоился Шекспир —
он пошёл в народ.